Генетические нарушения — одна из частых причин низкорослости у детей раннего возраста. В нашей статье представлено описание редкого наследственного заболевания – муколипидоза II типа (I-cell disease) у мальчика (1 год 10 месяцев).

Низкорослость — распространенная медицинская проблема, связанная с нарушением социальной адаптации большой группы детей. По результатам проведенных антропометрических исследований в детской популяции частота встречаемости задержки роста различного генеза составляет 2- 3%

Среди причин выраженной низкорослости у детей существенное место занимают генетические нарушения, в том числе врожденные дефекты метаболизма. К редким, генетически обусловленным нарушениям веществ, проявляющихся прогрессирующим отставанием роста ребенка, относится муколипидоз II типа (I-cell disease), в основе которого лежит нарушение процессинга лизосомных ферментов на стадии формирования маннозно-6-фосфатных маркеров.

Фенотип муколипидозов (типы II и III) достаточно характерен, что позволяет установить клинический диагноз и организовать лабораторное генетическое обследование пораженного ребенка в раннем возрасте (на первом-втором году жизни). Заболевание характеризуется прогредиентным течением, клиническая картина муколипидоза с возрастом становится все более определенной.

Лабораторная диагностика муколипидозов требует специального исследования — определяется активность группы лизосомных ферментов в сыворотке и в фибробластах (в отличие от лабораторной детекции сходных по клиническим проявлениям мукополисахаридозов, которая проводится в рамках селективного скрининга).

Муколипидоз II типа имеет типичную клиническую картину со следующими критериями: манифестация заболевания на первом году жизни (реже – сразу с рождения), характерные грубые черты лица, аномалии скелета, нарушения сердечно-сосудистой системы.

Ввиду редкой встречаемости и сложностей диагностики данного заболевания в клинической практике приводим наше наблюдение.

Семья С. обратилась к детскому эндокринологу с жалобами на отставание ребенка, 1 год 10 месяцев, в росте после первого года жизни. Ребенок от 1-ой нормально протекавшей доношенной беременности, 1-х срочных родов. Масса тела при рождении 3000 г, рост 49 см, оценка по шкале Апгар 8/8 баллов. Родители здоровы, возраст 24 и 25 лет. Эндокринологический и генетический анамнезы не отягощены. Брак не родственный. Родители отмечали частые респираторные заболевания ребенка. В возрасте 9 месяцев мальчик был обследован в связи с задержкой психомоторного развития: кариотип 46ХУ (N), проведенный селективный скрининг не выявил наследственных нарушений обмена веществ (группа мукополисахаридозов была исключена). Повторно ребенок был консультирован генетиком в возрасте 1 года 8 месяцев, диагноз: врожденные особенности развития, задержка психомоторного развития. Больной с первых дней жизни наблюдался неврологом по поводу последствий раннего органического поражения центральной нервной системы с тетрапарезом, задержки психомоторного развития. В 1 год 1 месяц был обследован кардиологом с установлением диагноза: недостаточность митрального клапана 2 степени, Н0-1. В возрасте 9 месяцев больной прооперирован по поводу правосторонней пахово-мошоночной грыжи.

При осмотре в возрасте 1 года 10 месяцев отмечалась задержка психомоторного и речевого развития – ребенок самостоятельно не сидит, не ходит, произносит отдельные слова. Выражена низкорослость (рост 74 см, -5у-отклонений от генетического роста), диспропорциональное телосложение за счет укорочения размеров туловища, индекс массы тела 18,1 кг/м2 (90 перцентиль для данноговозраста и пола). При оценке данных соматограммы было установлено резкое снижение скорости роста больного после первого года жизни (0-12месяцев жизни скорость роста составила 24 см/год, 13 –22 месяцев жизни – 1см). Кожа грубая, утолщена, сухая, бледная, на щеках наблюдались остаточные явления экссудативно-катарального диатеза. Выявлены характерные лицевые стигмы: отекшие веки, слабо выраженный экзофтальм, сглаженные надбровные дуги, полные щеки, гиперплазия десен, увеличение языка и губ, аномальный рельеф ушных раковин. Зубов — 11, обычных размеров, очередность прорезывания не нарушена. Отмечены скелетные изменения: короткая шея; короткая килевидная грудная клетка; ограничение подвижности в плечевых, запястных, тазобедренных суставах; тораколюмбальный кифоз; аномалии позиций пальцев кистей; широкие и короткие кисти, тугоподвижность в межфаланговых суставах (камптодактилия). Щитовидная железа не пальпировалась, клинически эутиреоз. Половое развитие соответствовало 1-ой стадии по Таннеру (яички в мошонке 1/1 мл, эластичные). Тоны сердца ритмичные, ЧСС 120 в минуту, систолический шум на верхушке и V-точке. Живот мягкий, безболезненный при пальпации, гепатомегалия (+2 см). Физиологические оправления в норме.

При лабораторном исследовании общих анализов крови и мочи значимых отклонений от возрастной нормы не было зарегистрировано. Базальная гликемия 4,4 (3,5-5,5) ммоль/л. Гормональный статус не изменен: Т4своб – 13,35 (9,2-23,9) пмоль/л, Т3своб –3,37 (2,2-5,0) пмоль/л, ТТГ – 3,44 (0,5-4,64)мкЕ/мл, титр антител к ТРО – 2,8 (до 40) ед, кортизол –504,1 (171-536) нмоль/л, инсулиноподобный фактор роста-1 – 60 (28-128) мкг/л.

На рентгенограмме левой кисти и запястья в возрасте 1 год 10 месяцев выявлено укорочение и бочкообразное расширение костей ногтевых, средних и основных фаланг, заострение пястных костей в проксимальных отделах. Умеренный остеопороз. Неоднородность ядер окостенения, деформированность дистальных отделов костей предплечья (метафизы волнообразны, расстояния между метафизами лучевой и локтевой костей 5 мм). Зоны роста открыты. Костный возраст по методу Pyle и Greulich соответствовал 1 году и 6 месяцам.

По данным УЗИ, передне-задний размер правой доли печени был равен 71 мм, выступал изпод ребра на 23 мм, эхогенность обычная. Особенности: визуализировались единичные уплотнения стенок сосудов системы воротной вены. Селезенка обычной формы, размеры 70х41 мм, эхогенность обычная. Размеры поджелудочной железы, желчного пузыря и почек, щитовидной железы соответствовали возрастной норме, эхоскопически без патологии.

ЭхоКГ: недостаточность митрального клапана 2-ой степени с признаками объемной перегрузки левого предсердия; дисплазия полости левого желудочка, снижение сократительной способности миокарда. Расширение устья аорты, нарушение функции клапанов аорты.

МРТ головного мозга: при исследовании патологических очагов изменений не выявлено. Срединные структуры не смещены. Боковые желудочки S=D-12 мм, 3-ий и 4-ый не расширены. Субарахноидальное пространство умеренно расширено, хиазма не изменена. Заключение: МР-признаки расширения боковых желудочков и субарахноидальных пространств.

В связи с исключением эндокринопатий (дефицита гормона роста, нарушения тиреоидного статуса), объемного процесса головного мозга, а также наличием типичных стигм дисморфогенеза, характерных для болезней накопления группы мукополисахаридозов/муколипидозов, больной был направлен на медико-генетическую консультацию в медицинскую клинику для уточнения диагноза.

При лабораторном исследовании активностей лизосомных ферментов в сыворотке установлено повышение уровня в-глюкуронидазы 4585,0 (180-350)нмоль/час/мл, арилсульфатазы А 1098,0 (5,9-22)нмоль/час/мл, общей в-гексозаминидазы 21312,0(500-2500) нмоль/час/мл, б–маннозидазы 4238,0 (8-64) нмоль/час/мл, в-маннозидазы 3036,0 (85-390)нмоль/час/мл, валактозидаза 17,6 (6-36) нмоль/час/мл. На основании данных клинического и лабораторного генетического обследования у ребенка был диагностирован врожденный дефект метаболизма: муколипидоз II типа, I-cell disease. В настоящее время больной получает симптоматическое лечение.

Данное клиническое наблюдение указывает на необходимость обязательного исключения генетических нарушений, в т.ч. заболеваний обменного характера, в качестве возможной причины выраженной низкорослости у детей раннего возраста.